Preview

Артериальная гипертензия

Расширенный поиск

Взаимосвязь уровня фактора роста фибробластов 21 и липопротеинов у мужчин молодого и среднего возраста с полиморбидной сердечно-сосудистой патологией

https://doi.org/10.18705/1607-419X-2015-21-5-493-499

Полный текст:

Аннотация

Цель исследования — оценить взаимосвязи нарушений липидного спектра и экспрессии фактора роста фибробластов 21 (FGF21) умужчин молодого и среднего возраста с полиморбидной сердечно-сосудистой патологией.

Материалы иметоды. Висследование включено 40мужчин с полиморбидной сердечно-сосудистой патологией (ПССП) и 10 условно здоровых мужчин (группа контроля). В работе использовался комплекс психологических, лабораторных и инструментальных методов диагностики. Определение FGF21 проводилось методом иммуноферментного анализа с помощью наборов «BCM Diagnostics SK00145–01» (BCM Diagnostics, США).

Результаты. Уровень FGF21 в 3 раза выше у лиц c ПССП (269,02 ± 27,4 нг/л) по сравнению с группой контроля (94,87 ± 12,3 нг/л). У лиц сССЗ без тревожно-депрессивных расстройств (2‑я группа) средний уровень FGF21 составил 224,02 ± 15,3 нг/л, в группе с ПССП и тревожным синдромом (3‑я группа) — 350,54 ± 25,3 нг/л, в группе с ПССП и депрессивным синдромом (4‑я группа) — 756,1 ± 38,7 нг/л. В трех группах наблюдалось снижение Апо А‑I (159,76 ± 15,6 мг/дл) и Апо С–II = 10,02 ± 3,7 мг/дл по сравнению с группой контроля (184,3 ± 19,3 и 41,1 ± 9,5 мг/дл соответственно). Кроме того, в тех же группах выявлено повышение Апо В (119,62 ± 18,1 мг/дл) и Апо С–III (10,86 ± 4,2 мг/дл) по сравнению с группой контроля (96,9 ± 11,8 и 3,9 ± 1,1 мг/дл соответственно). Были выявлены корреляции между FGF21 и уровнем сывороточных Апо С–III, общего холестерина и холестерина липопротеинов низкой плотности, триглице- ридами и Апо С–II.

Выводы. При полиморбидной сердечно-сосудистой патологии отмечается повышение атерогенных липопротеинов (Апо В на 19% и Апо С–III в 3 раза), повышение соотношения Апо В/Апо А‑I на фоне снижения неатерогенных липопротеинов (Апо А‑I на 13,3% и Апо С–II в 4 раза) и 3‑кратного повышения титра FGF21 по сравнению с группой контроля, что повышает вероятность развития кардиоваскулярных осложнений. Уровень FGF21 в сыворотке положительно коррелирует с уровнями Апо С–III, общего холестерина и холестерина липопротеинов низкой плотности, триглицеридов и Апо С–II, при этом не было выявлено связей с уровнями Апо А‑I, Apo B, холестерина липопротеинов высокой плотности. Полученные результаты свидетельствуют о тесной взаимосвязи FGF21 и злокачественной дислипидемии при ПССП у мужчин молодого и среднего возраста с непсихотическими психическими расстройствами. FGF21 может рассматриваться как самостоятельный маркер их верификации при ПССП.

Об авторах

А. С. Парцерняк
Федеральное государственное бюджетное военное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Военно-медицинская академия имени С.М. Кирова» Министерства обороны Российской Федерации
Россия

кандидат медицинских наук, преподаватель кафедры военно-полевой терапии,

ул. Боткинская, д. 17, литер А, Санкт-Петербург, 194044



М. А. Афлитонов
Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Северо-Западный государственный медицинский университет имени И.И. Мечникова» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

ассистент кафедры нормальной физиологии,

Санкт-Петербург



Ю. Ш. Халимов
Федеральное государственное бюджетное военное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Военно-медицинская академия имени С.М. Кирова» Министерства обороны Российской Федерации
Россия

начальник кафедры военно- полевой терапии, доктор медицинских наук, профессор,

ул. Боткинская, д. 17, литер А, Санкт-Петербург, 194044



С. А. Парцерняк
Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Северо-Западный государственный медицинский университет имени И.И. Мечникова» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

доктор медицинских наук, профессор кафедры факультетской и госпитальной терапии,

Санкт-Петербург



А. А. Топанова
Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Северо-Западный государственный медицинский университет имени И.И. Мечникова» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

заведующая центральной научно-исследовательской лабораторией,

Санкт-Петербург



Г. А. Прощай
Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Северо-Западный государственный медицинский университет имени И.И. Мечникова» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

клинический ординатор кафедры эндокринологии,

Санкт-Петербург



Список литературы

1. Кишкун А.А. Биологический возраст и старение: возможности определения и пути коррекции: Руководство для врачей.М.: ГЭОТАР-Медиа; 2008. 976 с. [Kiskun AA. Biological age and aging: to be identified and ways of correction: A Guide for Physicians. Moscow: GEOTAR Media; 2008. 976 p. In Russian].

2. Wulsin LR, Singal BM. Depressive symptoms increase the risk for the onset of coronary disease? A systematic quantitative review. Psychosom Med. 2003;65 (2):201–10.

3. Ariyo AA, Haan M, Tangen CM, Rutledge JC, Cushman M, Dobs A et al. Depressive symptoms and risks of coronary heart disease and mortality in elderly Americans. Cardiovascular Health Study Collaborative Research Group. Circulation. 2000;102 (15):1773–9.

4. Roest AM, Martens EJ, de Jonge P, Denollet J. Anxiety and risk of incident coronary heart disease. A meta-analysis. J Am Coll Cardiol. 2010;56(1):38–46. doi:10.1016/j.jacc.2010.03.034.

5. Janszky I, Ahnve S, Lundberg I, Hemmingsson T. Earlyonset depression, anxiety and risk of subsequent coronary heart disease. 37‑year follow-up of 49,321 young Swedish men. J Am Coll Cardiol. 2010;56(1):31–7. doi:10.1016/j.jacc.2010.03.033.

6. Lin Z, Wu Z, Yin X (eds.). Serum levels of FGF‑21 are increased in coronary heart disease patients and are independently associated with adverse lipid profile [Internet]. Public Library of Science; 2010. Available from: http://journals.plos.org/plosone/article?id=10.1371/journal.pone.0015534 [cited 2015 May 25].

7. An SY, Lee MS, Yi SA, Ha ES, Han SJ, Kim HJ et al. Serum fibroblast growth factor 21 was elevated in subjects with type 2 diabetes mellitus and was associated with the presence of carotid artery plaques. Diabetes Res Clin Pract. 2012;96(2):196–203. doi:10.1016/j.diabres.2012.01.004.

8. Mai K, Andres J, Biedasek K, Weicht J, Bobbert T, Sabath M et al. Free fatty acids link metabolism and regulation of the insulin-sensitizing fibroblast growth factor‑21. Diabetes. 2009;58(7):1532–8. doi: 10.2337/db08–1775.

9. Tyynismaa H, Raivio T, Hakkarainen A, Ortega-Alonso A, Lundbom N, Kaprio J et al. Liver fat but not other adiposity measures influence circulating FGF21 levels in healthy young adult twins. J Clin Endocrinol Metab. 2011;96(2):351–5. doi: 10.1210/jc.2010–1326.

10. Zhang M, Xiong ZY, Zeng L, Wang YJ, Huang MJ, An ZM. Plasma fibroblast growth factor‑21 and abdominal obesity. Sichuan Da Xue Xue Bao Yi Xue Ban. 2010;41(3):487–522.

11. ZhangX, Yeung DC, Karpisek M, Stejskal D, Zhou ZG, LiuF et al. FGF21 levels are increased in obesity and are independently associated with the metabolic syndrome in humans. Diabetes. 2008;57(5):1246–53. doi: 10.2337/db07–1476.

12. Coskun T, Bina HA, Schneider MA, Dunbar JD, Hu CC, Chen Y et al Fibroblast growth factor 21 corrects obesity in mice. Endocrinology. 2008;149(12):6018–27. doi:10.1210/en.2008–0816.

13. Dostalova I., Haluzikova D., Haluzik M. Fibroblast growth factor 21: a novel metabolic regulator with potential therapeutic propertiesin obesity/type 2 diabetes mellitus. Physiol Res. 2009;58 (1):1–7.

14. Huang Z, Wang H, Lu M (eds.). Better anti-diabetic recombinant human fibroblast growth factor 21 (rhFGF21) modified with polyethylene glycol [Internet]. Public Library of Science. 2011. Available from: http://journals.plos.org/plosone/article?id=10.1371/journal.pone.0020669.

15. Wang H, Qiang L, Farmer SR. Identification of a domain within peroxisome proliferator-activated receptor gamma regulating expression of a group of genes containing fibroblast growth factor 21 that are selectively repressed by SIRT1 in adipocytes. Mol Cell Biol. 2008;28(1):188–200.

16. Wente W, Efanov AM, Brenner M. Fibroblast growth factor-21 improves pancreatic b-cell function and survival by activation of extracellular signal-regulated kinase 1/2 and Akt signaling pathways. Diabetes. 2006;55(9):2470–78. doi:10.2337/db05–1435.

17. Nishimura T, Nakatake Y, Konishi M, Itoh N. Identification of a novel FGF, FGF‑21, preferentially expressed in the liver. Biochim Biophys Acta. 2000;1492(1):203–06.

18. Сагалакова О. А., Киселева М. Л. Когнитивно-поведенческие паттерны при нарушениях пищевого поведения в контексте социальной тревоги. Клиническая и медицинская психология: исследования, обучение, практика: электрон. науч. журн. 2013;1(1). URL: http://medpsy.ru/climp/2013_1_1/article13.php. [Sagalakova OA, Kiseleva ML editors. Cognitivebehavioral patterns during eating disorders in the context of social anxiety [Internet]. Clinical and Health Psychology: research, teaching, practice. 2013. Available from: http://medpsy.ru/climp/2013_1_1/article13.php. In Russian].

19. Strine TW, Mokdad AH, Dube SR, Balluz LS, Gonzalez O, Berry JT et al. The association of depression and anxiety with obesity and unhealthy behaviors among community-dwelling US

20. adults. Gen Hosp Psychiatry. 2008;30(2):127–37. doi: 10.1016/j.genhosppsych.2007.12.008.

21. Ludescher B, Machann J, Eschweiler GW, Thamer C, Maenz C, Hipp A et al. Active depression is associated with regional adiposity in the upper abdomen and the neck. Int J Psychiatry Med. 2011;41(3):271–80.


Для цитирования:


Парцерняк А.С., Афлитонов М.А., Халимов Ю.Ш., Парцерняк С.А., Топанова А.А., Прощай Г.А. Взаимосвязь уровня фактора роста фибробластов 21 и липопротеинов у мужчин молодого и среднего возраста с полиморбидной сердечно-сосудистой патологией. Артериальная гипертензия. 2015;21(5):493-499. https://doi.org/10.18705/1607-419X-2015-21-5-493-499

For citation:


Partsernyak A.S., Aflitonov M.A., Khalimov Y.S., Partsernyak S.A., Topanova A.A., Proschay G.A. Relationship between fibroblast growth factor 21 and lipoproteins in young and middle-aged men with multiple cardiovascular co-morbidities. "Arterial’naya Gipertenziya" ("Arterial Hypertension"). 2015;21(5):493-499. (In Russ.) https://doi.org/10.18705/1607-419X-2015-21-5-493-499

Просмотров: 285


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1607-419X (Print)
ISSN 2411-8524 (Online)