Preview

Артериальная гипертензия

Расширенный поиск

Экспрессия мРНК белков MARcKS иnAP-22 в различных слоях почек крыс со спонтанной гипертензией

https://doi.org/10.18705/1607-419X-2018-24-4-435-440

Полный текст:

Аннотация

Цель исследования — изучить изменения уровня экспрессии матричной рибонуклеиновой кислоты (мРНК) двух основных субстратов протеинкиназы-С — MARCKS (myristoylated alanine-rich C-kinase substrate) и NAP-22 (neuronal axonal membrane protein) у крыс со спонтанной гипертензией (крысы линии SHR) и их нормотензивного контроля (крысы линии WKY) в корковом, мозговом слоях и сегменте почек и выявить возможные межлинейные различия между этими показателями. Материалы и методы. В работе использовали самцов крыс линий SHR и WKY (в качестве нормотензивного контроля). Уровень мРНК MARCKS и NAP-22 определяли методом полимеразной цепной реакции в реальном времени. Результаты. Уровень экспрессии мРНК белка MARCKS у крыс линии SHR в корковом слое был выше по сравнению с мозговым в 1,5 раза (p = 0,0001), а в мозговом слое был ниже по сравнению с уровнем в сегменте (p = 0,002). При этом обнаружились различия между корковым слоем и сегментом (p = 0,001). У крыс линии WKY в корковом слое уровень экспрессии мРНК белка MARCKS был выше по сравнению с мозговым (p = 0,0005). Между корковым слоем и сегментом отличия отсутствовали (p = 0,011), как и между мозговым слоем и сегментом (p = 0,716). Уровень экспрессии мРНК белка NAP-22 у крыс линии SHR в корковом слое был выше по сравнению с мозговым в 2 раза (p = 0,001), а в мозговом слое был ниже по сравнению с уровнем в сегменте (0,005). При этом различий между корковым слоем и сегментом не обнаружено (p = 0,011). У крыс линии WKY в корковом слое уровень экспрессии мРНК белка NAP-22 был также выше по сравнению с мозговым, но в 1,5 раза (p = 0,001), а в мозговом слое был ниже по сравнению с уровнем в сегменте (p = 0,002). Различий между корковым слоем и сегментом также не обнаружено (p = 0,011). При этом мы не выявили межлинейных различий у исследуемых животных, как в уровнях экспрессии мРНК белка MARCKS в корковом (p = 0,872), в мозговом (p = 0,024) слоях и в сегменте почек (p = 0,520), так и в уровнях экспрессии мРНК белка NAP-22 в корковом (p = 0,028), в мозговом (p = 0,028) слоях и в сегменте почек (p = 0,978). Выводы. Как у крыс линии SHR, так и у крыс линии WKY уровень экспрессии мРНК белков MARCKS и NAP-22 в корковом и мозговом слоях почек отличается, при этом у крыс линии WKY эти различия менее выражены. В то же время межлинейных различий в уровнях экспрессии мРНК белков NAP-22 и MARCKS у крыс линий SHR и WKY в корковом и мозговом слоях и сегменте почек обнаружить не удалось.

Об авторах

А. С. Альдекеева
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Институт физиологии имени И. П. Павлова» Российской академии наук, Санкт-Петербург;  Федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Институт аналитического приборостроения» Российской академии наук, Санкт-Петербург
Россия

младший научный сотрудник группы экспериментальной кардиологии ФГБУН «Институт физиологии им. И. П. Павлова» РАН, младший научный сотрудник лаборатории методов и инструментов генетического и иммуногистохимических видов анализа ФГБУН «Институт аналитического приборостроения» РАН

ФГБУН «Институт физиологии им. И. П. Павлова» РАН, наб. Макарова, д. 6, Санкт-Петербург, Россия, 199034



Ю. С. Крайнова
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Институт физиологии имени И. П. Павлова» Российской академии наук, Санкт-Петербург
Россия

младший научный сотрудник группы экспериментальной кардиологии

ФГБУН «Институт физиологии им. И. П. Павлова» РАН, наб. Макарова, д. 6, Санкт-Петербург, Россия, 199034



Е. Д. Руденко
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Институт физиологии имени И. П. Павлова» Российской академии наук, Санкт-Петербург
Россия

младший научный сотрудник группы экспериментальной кардиологии 

ФГБУН «Институт физиологии им. И. П. Павлова» РАН, наб. Макарова, д. 6, Санкт-Петербург, Россия, 199034



Н. З. Клюева
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Институт физиологии имени И. П. Павлова» Российской академии наук, Санкт-Петербург
Россия

кандидат биологических наук, старший научный сотрудник, руководитель группы экспериментальной кардиологии

ФГБУН «Институт физиологии им. И. П. Павлова» РАН, наб. Макарова, д. 6, Санкт-Петербург, Россия, 199034



Список литературы

1. Клюева Н. З., Руденко Е. Д., Альдекеева А. С., Плеханов А. Ю., Чернышев Ю. И., Антонова О. С. Влияние солевой нагрузки на уровень обмена белка NAP 22 — мажорного субстрата протеинкиназы С — в гиппокампе и теменной коре крыс со спонтанной гипертензией. Артериальная гипертензия. 2017;23(4):325–331. doi:10.18705/1607-419X-2017-23-4-325-331 [Klyueva NZ, Rudenko ED, Aldekeeva AS, Plekhanov AY, Chernyshev YI, Antonova OS. Metabolism of the major protein kinase C substrate NAP-22 in hippocampus and parietal cortex of spontaneously-hypertensive rats: the impact of dietary salt load. Arterial’naya Gipertenziya = Arterial Hypertension. 2017;23 (4):325–331. doi:10.18705/1607-419X-2017-23-4-325-331. In Russian].

2. Плеханов А. Ю., Антонова О. С., Петрова Е. И., Резник С. Я., Клюева Н. З. Изменения обмена регуляторного белка мозга NAP-22 у крыс со спонтанной гипертензией и крыс линии WKY на ранних этапах постнатального онтогенеза, рожденных и выращенных самками при дефиците экзогенного кальция. Доклады Aкадемии наук. 2013;452(2):233–237. [Plekhanov AYu, Antonova OS, Petrova EI, Reznik SYa, Klyueva NZ. Changes in the metabolism of the regulatory brain protein NAP-22 in spontaneously hypertensive rats and WKY rats in early postnatal period born and brought up in the environment with exogenous calcium deficiency. Reports of the Academy of Sciences. 2013;452(2):233–237. In Russian].

3. Segura-Chama P, López-Bistrain P, Pérez-Armendáriz EM, Jiménez-Pérez N, Millán-Aldaco D, Hernández-Cruz A. Enhanced Ca2+-induced Ca2+ release from intracellular stores contributes to catecholamine hypersecretion in adrenal chromaffin cells from spontaneously hypertensive rats. Pflügers Archiv — Eur J Physiol. 2015;467(11):2307–2323.

4. Ruilope LM, Rodicio JL. The kidney in arterial hypertension. Nephrol Dialysis Transpl. 2001;16(suppl 1):50–52.

5. Brudvig JJ, Weimer JM. X MARCKS the spot: myristoylated alanine-rich C kinase substrate in neuronal function and disease. Front Cell Neurosci. 2015;9:407. doi:10.3389/fncel.2015.00407

6. Mosevitsky M, Silicheva I. Subcellular and regional location of “brain” proteins BASP1 and MARCKS in kidney and testis. Acta Histochemica. 2011;113(1):13–18.

7. Клюева Н. З., Руденко Е. Д., Альдекеева А. С., Плеханов А. Ю., Корнева Н. А., Петрова Е. И. Влияние повышенного потребления NaCl на уровень обмена белков NAP-22 и MARCKS — мажорных субстратов протеинкиназы-C в почках крыс со спонтанной гипертензией. Артериальная гипертензия. 2017;23(6):574–580. doi:10.18705/1607-419X-2017-23-6-574-580 [Klyueva NZ, Rudenko ED, Aldekeeva AS, Plekhanov AY, Korneva NA, Petrova EI. The impact of high salt consumption on the renal metabolism of NAP-22 and MARCKS, major protein kinase C substrates, in spontaneously hypertensive rats. Arterial’naya Gipertenziya = Arterial Hypertension. 2017;23(6):574–580. doi:10.18705/1607–419X-2017-23-6-574-580 In Russian].

8. Caroni P. Actin cytoskeleton regulation through modulation of PI (4, 5) P2 rafts. EMBO J. 2001;20(16):4332–4336.

9. Baumann M, van Essen H, Hermans JR, Smits JF, StruijkerBoudier HA. Functional and structural postglomerular alterations in the kidney of prehypertensive spontaneously hypertensive rats. Clinical and Experimental Hypertension. 2004;26(7–8):663–672.

10. Schmittgen TD, Livak KJ. Analyzing real-time PCR data by the comparative C (T) method. Nat Protoc. 2008;3(6):1101–1108.

11. Laux T, Fukami K, Thelen M, Golub T, Frey D. Caroni GAP43, MARCKS and CAP23 modulate PI (4, 5) P2 at plasmalemmal rafts, and regulate cell cortex actin dynamics through a common mechanism. J Cell Biol. 2000;149(7):1455–1472.

12. Mosevitsky MI. Nerve ending “signal” proteins GAP-43, MARCKS and BASP1. Intern Rev Cytol. 2005;245:245–325.

13. Chen CH, Fong LWR, Yu E, Wu R, Trott JF, Weiss RH. Upregulation of MARCKS in kidney cancer and its potential as a therapeutic target. Oncogene. 2017;36(25):3588.

14. Ohsawa S, Watanabe T, Katada T, Nishina H, Miura M. Novel antibody to human BASP1 labels apoptotic cells post-caspase activation. Biochem Biophys Res Communications. 2008;371 (4):639–643.

15. Shandilya J, Roberts SGE. A role of WT1 in cell division and genomic stability. Cell Cycle. 2015;14(9):1358–1364.

16. Sanchez-Nino MD, Fernandez-Fernandez B, PerezGomez MV, Poveda J, Sanz AB, Cannata-Ortiz P et al. Albumininduced apoptosis of tubular cells is modulated by BASP1. Cell Death Dis. 2015;6(2):e1644.


Для цитирования:


Альдекеева А.С., Крайнова Ю.С., Руденко Е.Д., Клюева Н.З. Экспрессия мРНК белков MARcKS иnAP-22 в различных слоях почек крыс со спонтанной гипертензией. Артериальная гипертензия. 2018;24(4):435-440. https://doi.org/10.18705/1607-419X-2018-24-4-435-440

For citation:


Aldekeeva A.S., Kraynova Y.S., Rudenko E.D., Klyueva N.Z. MARcKS and nAP-22 proteins mRnA expression in renal cortex and renal medulla of rats with spontaneous hypertension. "Arterial’naya Gipertenziya" ("Arterial Hypertension"). 2018;24(4):435-440. (In Russ.) https://doi.org/10.18705/1607-419X-2018-24-4-435-440

Просмотров: 61


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1607-419X (Print)
ISSN 2411-8524 (Online)