Preview

Артериальная гипертензия

Расширенный поиск

Риск развития артериальной гипертензии в течение 16 лет и стресс в семье, на работе в открытой популяции среди женщин 25–64 лет в России/Сибири

https://doi.org/10.18705/1607-419X-2018-24-2-183-192

Полный текст:

Аннотация

Цель исследования — определить влияние стресса в семье и на рабочем месте на риск развития (РР) артериальной гипертензии (АГ) в открытой популяции среди женщин 25–64 лет в течение 16 лет. Материалы и методы. В рамках программы ВОЗ “MONICA-psychosocial” в 1994 году была обследована случайная репрезентативная выборка женщин в возрасте 25–64 лет (n = 870, средний возраст — 45,4 ± 0,4 года) — жительниц одного из районов Новосибирска. Отклик составил 72,5%. Стресс на рабочем месте был изучен с использованием шкалы Карасека, стресс в семье — при помощи шкалы «Знание и отношение к своему здоровью». После исключения лиц с выявленной сердечно-сосудистой патологией (АГ, ишемическая болезнь сердца, инсульт) и сахарным диабетом на скрининге в анализ были включены 560 женщин. В течение 16‑летнего периода (1994–2010 годы) в когорте исследовали все впервые возникшие случаи АГ. Кокс-пропорциональная регрессионная модель (Cox-regression) использовалась для оценки РР с учетом различного временного интервала. Результаты. Распространенность выраженного уровня стресса в семье и на рабочем месте в открытой популяции среди женщин 25–64 лет составила 20,9 и 31,6% соответственно. Высокие уровни стресса ассоциированы с низкой самооценкой здоровья, высокой частотой жалоб, недостаточной информированностью о методах профилактики. Несмотря на более высокую распространенность стресса на работе, в течение 16 лет РР АГ в 1,39 раза выше у женщин со стрессом в семье, в то время как ассоциированный с работой стресс существенно увеличивает РР АГ в 1,28 раза. Частота возникновения АГ была выше у замужних женщин, испытывающих стресс в семье и на работе, с более высоким уровнем образования, в категории «руководитель» и «физический труд». Заключение. Установлена значительная распространенность высоких уровней стресса как в семье, так и на рабочем месте, с превалированием его на работе среди женщин 25–64 лет. В то же время РР АГ выше при стрессе в семье, чем на работе. РР АГ в течение 16 лет у женщин с выраженным уровнем стресса связан с социальным градиентом.

 

Об авторах

В. В. Гафаров
 Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Научно-исследовательский институт терапии и профилактической медицины», Новосибирск; Межведомственная лаборатория эпидемиологии сердечно-сосудистых заболеваний, Новосибирск
Россия
доктор медицинских наук, профессор, руководитель межведомственной лаборатории эпидемиологии сердечно-сосудистых заболеваний, лаборатории психологических и социологических проблем терапевтических заболеваний ФГБНУ «НИИ терапии и профилактической медицины»


Д. О. Панов
 Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Научно-исследовательский институт терапии и профилактической медицины», Новосибирск; Межведомственная лаборатория эпидемиологии сердечно-сосудистых заболеваний, Новосибирск
Россия
кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник лаборатории психологических и социологических проблем терапевтических заболеваний ФГБНУ «НИИ терапии и профилактической медицины», Межведомственной лаборатории эпидемиологии сердечно-сосудистых заболеваний


Е. А. Громова
 Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Научно-исследовательский институт терапии и профилактической медицины», Новосибирск; Межведомственная лаборатория эпидемиологии сердечно-сосудистых заболеваний, Новосибирск
Россия
доктор медицинских наук, ведущий научный сотрудник лаборатории психологических и социологических проблем терапевтических заболеваний ФГБНУ «НИИ терапии и профилактической медицины», Межведомственной лаборатории эпидемиологии сердечно- сосудистых заболеваний


И. В. Гагулин
 Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Научно-исследовательский институт терапии и профилактической медицины», Новосибирск; Межведомственная лаборатория эпидемиологии сердечно-сосудистых заболеваний, Новосибирск
Россия
старший научный сотрудник лаборатории психологических и социологических проблем терапевтических заболеваний ФГБНУ «НИИ терапии и профилактической медицины», Межведомственной лаборатории эпидемиологии сердечно-сосудистых заболеваний


А. В. Гафарова
 Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Научно-исследовательский институт терапии и профилактической медицины», Новосибирск; Межведомственная лаборатория эпидемиологии сердечно-сосудистых заболеваний, Новосибирск
Россия
кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник лаборатории психологических и социологических проблем терапевтических заболеваний ФГБНУ «НИИ терапии и профилактической медицины», Межведомственной лаборатории эпидемиологии сердечно- сосудистых заболеваний


Список литературы

1. Ajrouch KJ, Abdulrahim S, Antonucci TC. Family relations and health over the life course. A Lebanese perspective. J Med Liban. 2015;63(1):8–14.

2. Ádám S, Győrffy Z, László K. High prevalence of job dissatisfaction among female physicians: work-family conflict as a potential stressor. Orvosi Hetilap. 2009;150(31):1451–1456. doi:10.1556/OH.2009.28582

3. Jansen N, Kant IJ, van Amelsvoort LG, Kristensen TS, Swaen GM, Nijhuis FJ. Work-family conflict as a risk factor for sickness absence. Occupational and Environmental Medicine. 2006;63(7):488–494. doi:10.1136/oem.2005.024943

4. WHO MONICA psychosocial optional study. Suggested measurement instruments. Copenhagen. World Health Organization. 1988. 36 p.

5. Гафаров В. В., Пак В. А., Гагулин И. В., Гафарова А. В., Панов Д. О. Изучение на основе программы ВОЗ “MONICA” информированности и отношения к своему здоровью у женщин в возрасте 25–64 лет в г. Новосибирске. Сибирский медицинский журнал (г. Томск). 2010;25(4):131–7.

6. Karasek R. Job demands, job decision latitude, and mental strain: implications for job redesign. Administrative Science Quarterly. 1979;24(2):285.

7. Menard CB1, Bandeen-Roche KJ, Chilcoat HD. Epidemiology of multiple childhood traumatic events: child abuse, parental psychopathology, and other family-level stressors. Soc Psychiatry Psychiatr Epidemiol. 2004;39(11):857–65. doi:10.1007/s00127– 004-0868-8

8. Stress and wellbeing in Australia survey 2015. Australian Psychological Society. Web Report. Available from: http://www. psychology.org.au/psychologyweek/survey/

9. Dopkeen J. Stress in the workplace a policy synthesis on its dimensions and prevalence. The Center for Employee Health Studies: University of Illinois. 2014. 22 p.

10. Milczarek M, Schneider E, González E. Report to European Agency for safety and health at work: OSH in figures: stress at work — facts and figures. Luxembourg. Office for Official Publications of the European Communities. 2009. 143 p.

11. Daniels K. Perceived risk from occupational stress: a survey of 15 European countries. Occup Environ Med. 2004;61 (5):467–470. doi:10.1136/oem.2003.009142

12. Robles TF, Slatcher RB, Trombello JM, McGinn MM. Marital quality and health: a meta-analytic review. Psychol Bull. 2014;140(1):140–87. doi:10.1037/a0031859

13. Dziak E, Janzen BL, Muhajarine N. Inequalities in the psychological well-being of employed, single and partnered mothers: the role of psychosocial work quality and work-family conflict. Int J Equity Health. 2010;9:6. doi:10.1186/1475-9276-9-6

14. Sbarra D, Hasselmo K, Bourassa K. Divorce and health: beyond individual differences. Curr Direct Psychol Sci. 2015;24 (2):109–113. doi:10.1177/0963721414559125

15. Ngai FW, Chan SW. Stress, maternal role competence, and satisfaction among Chinese women in the perinatal period. Res Nurs Health. 2012;35(1):30–39. doi:10.1002/nur.20464

16. Holmgren K, Dahlin-Ivanoff S, Björkelund C, Hensing G. The prevalence of work-related stress, and its association with self-perceived health and sick-leave, in a population of employed Swedish women. BMC Public Health. 2009;9(1):73. doi:10.1186/ 1471-2458-9-73

17. Гафаров В. В., Гагулин И. В., Гафарова А. В., Громова Е. А., Денисова Д. В., Панов Д. О. Курение, стресс в семье и на рабочем месте: эпидемиологическое исследование. Мир науки, культуры, образования. 2013;38(1):250–252.

18. Tobe S, Kiss A, Sainsbury S, Jesin M, Geerts R, Baker B. The impact of job strain and marital cohesion on ambulatory blood pressure during 1 year: the double exposure study. Am J Hypertens. 2007;20(2):148–53. doi:10.1016/j.amjhyper. 2006.07.011

19. Smith T, UchinoB, Berg C, Florsheim P, Pearce G, Haw- kins M et al. Conflict and collaboration in middle-aged and older couples: II. Cardiovascular reactivity during marital interaction. Psychol Aging. 2009;24(2):274–286. doi:10.1037/a0016067

20. Birditt KS, Newton N, Hope S. Implications of marital/partner relationship quality and perceived stress for blood pressure among older adults. J Gerontol B Psychol Sci Soc Sci. 2014;69(2):188–98. doi:10.1093/geronb/gbs123

21. Гафаров В. В., Панов Д. О., Громова Е. А., Гагулин И. В., Гафарова А. В. Риск развития артериальной гипертензии и личностная тревожность в открытой популяции среди женщин 25–64 лет (16-летнее эпидемиологическое исследование — программа ВОЗ “MONICA-psychosocial”). Артериальная гипертензия. 2012;18(4):298–302.

22. Pudrovska T, Karraker A. Gender, job authority, and depression. Journal of Health and Social Behavior. 2014;554):424– 441. doi:10.1177/0022146514555223

23. Myint PK, Luben RN, Welch AA. Effect of age on the relationship of occupational social class with prevalence of modifiable cardiovascular risk factors and cardiovascular diseases. A population-based cross-sectional study from European Prospective Investigation into Cancer — Norfolk (EPIC-Norfolk). Gerontology. 2006;52(1):51–8. doi:10.1159/000089826

24. Yu S, Zhou W, Jiang K, Gu GZ, Wang S. Job stress, gene polymorphism of β2-AR, and prevalence of hypertension. Biomed Environ Sci. 2008;21(3):239–246.

25. Mezuk B, Kershaw KN, Hudson D, Lim KA, Ratliff S. Job strain, workplace discrimination, and hypertension among older workers: the health and retirement study. Race and Social Problems. 2011;3(1):38–50. doi:10.1007/s12552-011-9041-7

26. Clays E, Leynen F, De Bacquer D, Kornitzer M, Kittel F, Karasek R et al. High job strain and ambulatory blood pressure in middle-aged men and women from the Belgian Job Stress Study. J Occup Environ Med. 2007;49(4):360–7. doi:10.1097/JOM.0b013e31803b94e2

27. Koltai J, Schieman S. Job pressure and SES-contingent buffering resource reinforcement, substitution, or the stress of higher status? J Health Soc Behav. 2015;56(2):180–198. doi:10.1177/0022146515584151

28. Kivimäki M, Leino-Arjas P, Kaila-Kangas L. Is incomplete recovery from work a risk marker of cardiovascular death? Prospective evidence from industrial employees. Psychosom Med. 2006;68(3):402–7. doi:10.1097/01.psy.0000221285.50314.d3


Для цитирования:


Гафаров В.В., Панов Д.О., Громова Е.А., Гагулин И.В., Гафарова А.В. Риск развития артериальной гипертензии в течение 16 лет и стресс в семье, на работе в открытой популяции среди женщин 25–64 лет в России/Сибири. Артериальная гипертензия. 2018;24(2):183-192. https://doi.org/10.18705/1607-419X-2018-24-2-183-192

For citation:


Gafarov V.V., Panov D.O., Gromova E.A., Gagulin I.V., Gafarova A.V. The risk of hypertension over 16 years and family- and job-related stress in female population aged 25–64 years in Russia/Siberia. "Arterial’naya Gipertenziya" ("Arterial Hypertension"). 2018;24(2):183-192. (In Russ.) https://doi.org/10.18705/1607-419X-2018-24-2-183-192

Просмотров: 83


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1607-419X (Print)
ISSN 2411-8524 (Online)