Preview

Артериальная гипертензия

Расширенный поиск

Продольная деформация миокарда левого желудочка по данным эхокардиографии в популяции: связь с артериальной гипертензией в зависимости от контроля артериального давления

https://doi.org/10.18705/1607-419X-2019-25-6-653-664

Полный текст:

Аннотация

Введение. Ультразвуковая оценка систолической деформации миокарда применяется для оценки контрактильности миокарда и идентификации ранних стадий сердечной недостаточности при сохраненной фракции выброса желудочков. Показано, что при артериальной гипертензии (АГ) с гипертрофией левого желудочка (ЛЖ) происходит снижение продольной деформации миокарда ЛЖ, однако эти результаты получены в группах пациентов c клинически манифестной АГ. Данные об изменениях систолической продольной деформации ЛЖ при АГ в общей популяции единичны и противоречивы. Цель исследования — оценить ассоциации пиковой систолической глобальной продольной деформации (global longitudinal strain, GLS) и скорости деформации (global strain rate, GSR) миокарда ЛЖ с повышенным и контролируемым артериальным давлением (АД) в популяционной выборке старше 55 лет. Материалы и методы. Кросс-секционное исследование базировалось на популяционной когорте (HAPIEE, Новосибирск). В случайной выборке (n = 416, 55–84 лет) при эхокардиографии оценены параметры GLS и GSR ЛЖ методом speckle tracking. Для статистического анализа применяли мультивариантные модели ANOVA. Результаты. Распространенность АГ в обследованной выборке составила 78,9 %. Средние значения GLS составили –18,7 ± 3,79 % (Me –18,9 %) и были ниже у мужчин (–18,2 ± 3,85 %) по сравнению с женщинами (–19,2 ± 3,66 %); p = 0,005. Средний показатель GSR составил –0,84 ± 0,17 s–1 и не различался по полу. У лиц с АГ абсолютная величина GLS была ниже, чем у нормотензивных лиц: –18,5 ± 3,73 % против –19,9 ± 3,46 %, p = 0,003; различие сохранялось независимо от возраста, пола и индекса массы миокарда (ИММ) ЛЖ, p = 0,011, но нивелировалось при включении в модель индекса массы тела (ИМТ). Среди лиц с АГ наиболее низкий GLS был в группе «неэффективно леченных» и достоверно ниже, чем в нормотензивной группе независимо от возраста, пола и ИММ ЛЖ (p = 0,008). У лиц с АГ абсолютная величина GSR также была ниже, чем у лиц с нормотензией: –0,83 ± 0,17 с–1 против –0,90 ± 0,17 с–1 , p < 0,001; различие сохранялось в мультивариантных моделях. Наиболее низкий показатель GSR также выявлен в группе «неэффективно леченных» и был ниже, чем в нормотензивной группе независимо от пола, возраста, ИМТ и ИММ ЛЖ (p = 0,017; 0,002). Средние значения фракции выброса ЛЖ (Simpson) во всех группах были выше 50 % без значимых межгрупповых различий (p = 0,904). Заключение. В обследованной популяционной выборке выявлена ассоциация параметров систолической глобальной продольной деформации и скорости деформации ЛЖ с наличием АГ, однако связь GLS с АГ существенно зависела от вклада массы тела. Среди гипертензивных лиц наиболее низкие показатели GLS и GSR, так же, как и выраженность гипертрофии ЛЖ, получены у «неэффективно леченных», что может отражать начальное снижение систолической функции ЛЖ при недостаточном контроле АД у лиц с АГ.

Об авторах

А. Н. Рябиков
Научно-исследовательский институт терапии и профилактической медицины — филиал федерального государственного бюджетного научного учреждения «Федеральный исследовательский центр Институт цитологии и генетики Сибирского отделения Российской академии наук»; Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Новосибирский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

Рябиков Андрей Николаевич — доктор медицинских наук, профессор, ведущий научный сотрудник лаборатории этиопатогенеза и клиники внутренних заболеваний НИИТПМ филиала ФГБНУ «ФИЦ ИЦиГ СО РАН», профессор кафедры терапии, гематологии и трансфузиологии ФГБОУ ВО «Новосибирский ГМУ» Минздрава России

Новосибирск



В. П. Гусева
Научно-исследовательский институт терапии и профилактической медицины — филиал федерального государственного бюджетного научного учреждения «Федеральный исследовательский центр Институт цитологии и генетики Сибирского отделения Российской академии наук»
Россия

Гусева Варвара Петровна — аспирант

ул. Б. Богаткова, д. 175/1, Новосибирск, 630089



Е. В. Воронина
Научно-исследовательский институт терапии и профилактической медицины — филиал федерального государственного бюджетного научного учреждения «Федеральный исследовательский центр Институт цитологии и генетики Сибирского отделения Российской академии наук»
Россия

Воронина Екатерина Вячеславовна — младший научный сотрудник лаборатории этиопатогенеза и клиники внутренних заболеваний

Новосибирск



Ю. Ю. Палехина
Научно-исследовательский институт терапии и профилактической медицины — филиал федерального государственного бюджетного научного учреждения «Федеральный исследовательский центр Институт цитологии и генетики Сибирского отделения Российской академии наук»
Россия

Палехина Юлия Юрьевна — врач ультразвуковой диагностики лаборатории этиопатогенеза и клиники внутренних заболеваний

Новосибирск



С. Г. Шахматов
Научно-исследовательский институт терапии и профилактической медицины — филиал федерального государственного бюджетного научного учреждения «Федеральный исследовательский центр Институт цитологии и генетики Сибирского отделения Российской академии наук»; Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Новосибирский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

Шахматов Сергей Геннадьевич — кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник лаборатории этиопатогенеза и клиники внутренних заболеваний НИИТПМ — филиала ФГБНУ «ФИЦ ИЦиГ СО РАН», ассистент кафедры терапии, гематологии и трансфузиологии ФГБОУ ВО «Новосибирский ГМУ» Минздрава России

Новосибирск



Е. Г. Веревкин
Научно-исследовательский институт терапии и профилактической медицины — филиал федерального государственного бюджетного научного учреждения «Федеральный исследовательский центр Институт цитологии и генетики Сибирского отделения Российской академии наук»
Россия

Веревкин Евгений Георгиевич — кандидат биологических наук, старший научный сотрудник лаборатории этиопатогенеза и клиники внутренних заболеваний

Новосибирск



М. В. Холмс
Оксфордский университет
Великобритания

Холмс Майкл — MD, PhD, научный сотрудник Отделения здравоохранения

Оксфорд



М. Бобак
Университетский колледж Лондона
Великобритания

Бобак Мартин — MD, PhD, профессор эпидемиологии, заместитель руководителя кафедры эпидемиологии и здравоохранения

Лондон



С. К. Малютина
Научно-исследовательский институт терапии и профилактической медицины — филиал федерального государственного бюджетного научного учреждения «Федеральный исследовательский центр Институт цитологии и генетики Сибирского отделения Российской академии наук»; Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Новосибирский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

Малютина Софья Константиновна — доктор медицинских наук, профессор, заведующая лабораторией этиопатогенеза и клиники внутренних заболеваний НИИТПМ — филиала ФГБНУ «ФИЦ ИЦиГ СО РАН», профессор кафедры терапии, гематологии и трансфузиологии ФГБОУ ВО «Новосибирский ГМУ» Минздрава России

Новосибирск

 



Список литературы

1. A global brief on hypertension. Silent killer, global public health crisis WHO/DCO/WHD/2013.2. [Electronic resource]. URL: http://www.who.int/cardiovascular_diseases/publications/global_brief_hypertension/en/

2. Mancia G, Fagard R, Narkiewicz K, Redon J, Zanchetti A, Böhm M et al. ESH/ESC guidelines for the management of arterial hypertension: the Task Force for the Management of Arterial Hypertension of the European Society of Hypertension (ESH) and of the European Society of Cardiology (ESC). Eur Heart J. 2013;34 (28):2159–2219. doi: 10.1093/eurheartj/eht151

3. ESC/ESH Guidelines for the management of arterial hypertension. The Task Force for the management of arterial hypertension of the European Society of Cardiology (ESC) and the European Society of Hypertension (ESH). Eur Heart J. 2018;39 (33):3021–3104. doi: 10.1097/HJH.0000000000001940

4. Sheridan E. Left ventricular hypertrophy. Ed. Sheridan DJ. London: Churchill Communications Europe Ltd.; 1998. 203 p.

5. Ryabikov A, Malyutina S, Shakhmatov S, Simonova G, Gafarov V. The prognostic differential of geometric patterns of left ventricular hypertrophy. J Hypertension. 2010;28: e402. doi: 10.1097/01.hjh.0000379451.14187.26

6. Малютина С. К., Рябиков А. Н., Симонова Г. И., Шахматов С. Г., Гафаров В. В., Веревкин Е. Г. и др. Артериальная гипертензия и поражение органов-мишеней: прогностическое значение гипертрофии миокарда в сибирской популяции. Бюллетень СО РАМН.

7. Мареев В. Ю., Агеев Ф. Т., Арутюнов Г. П., Коротеев А. В., Мареев Ю. В., Овчинников А. Г. и др. Национальные рекомендации ОССН, РКО и РНМОТ по диагностике и лечению ХСН (четвертый пересмотр). Утверждены на Конгрессе ОССН 7 декабря 2012 года, на Правлении ОССН 31 марта 2013 и Конгрессе РКО 25 сентября 2013 года. Сердечная недостаточность. 2013;14(7):379–472.

8. Мареев В. Ю., Даниелян М. О., Беленков Ю. Н. От имени рабочей группы исследования ЭПОХА-О-ХСН. Сравнительная характеристика больных с ХСН в зависимости от величины ФВ по результатам Российского многоцентрового исследования ЭПОХА-О-ХСН. Сердечная недостаточность. 2006;7(4):164–171.

9. Алехин М. Н. Ультразвуковые методы оценки деформации миокарда и их клиническое значение. М.: Видар-М, 2012. 88 с.

10. Teske A, De Boeck B, Melman P, Sieswerda G, Doevendans P, Cramer M. Echocardiographic quantification of myocardial function using tissue deformation imaging, a guide to image acquisition and analysis using tissue Doppler and speckle tracking. Cardiovascular Ultrasound. 2007;5(1):27. doi: 10.1186/1476-7120-5-27

11. Marwick T, Leano R., Brown J, Sun J, Hoffmann R, Lysyansky P et al. Myocardial strain measurement with 2-dimensional speckle-tracking echocardiography: definition of normal range. JACC: Cardiovascular Imaging. 2009;2(1):80–84. doi: 10.1016/j.jcmg.2007.12.007

12. Geyer H, Caracciolo G, Abe H, Wilansky S, Carerj S, Gentile F et al. Assessment of myocardial mechanics using speckle tracking echocardiography: fundamentals and clinical applications. J Am Soc Echocardiogr. 2010;23(4):351–369. doi: 10.1016/j.echo.2010.02.015

13. Voigt J, Pedrizzetti G, Lysyansky P, Marwick T, Houle H, Baumann R et al. Definitions for a common standard for 2D speckle tracking echocardiography: consensus document of the EACVI/ASE/Industry Task Force to standardize deformation imaging. Eur Heart J. Cardiovascular Imaging. 2015;16(1):1–11. doi: 10.1093/ehjci/jeu184

14. Sitia S, Tomasoni L, Turiel M. Speckle tracking echocardiography: a new approach to myocardial function. World J Cardiology. 2010;2(1):1. doi: 10.4330/wjc.v2.i1.1

15. Negishi K, Lucas S, Negishi T, Hamilton J, Marwick TH. What is the primary source of discordance in strain measurement between vendors: imaging or analysis? Ultrasound Med Biol. 2013;39(4):714–720. doi: 10.1016/j.ultrasmedbio.2012.11.021

16. Cheng S, Larson MG, McCabe EL, Osypiuk E, Lehman BT, Stanchev P et al. Reproducibility of speckle-tracking-based strain measures of left ventricular function in a community-based study. J Am Soc Echocardiogr. 2013;26(11):1258–1266. doi: 10.1016/j.echo.2013.07.002

17. Farsalinos KE, Daraban AM, Ünlü S, Thomas JD, Badano LP, Voigt JU. Head-to-head comparison of global longitudinal strain measurements among nine different vendors: the EACVI/ASE InterVendor Comparison study. J Am Soc Echocardiogr. 2015;28 (10):1171–1181. doi: 10.1016/j.echo.2015.06.011

18. Павлюкова Е. Н., Карпов Р. С. Деформация, ротация и поворот по оси левого желудочка у больных ишемической болезнью сердца с тяжелой левожелудочковой дисфункцией. Терапевтический архив. 2012;84(9):11–16.

19. Дзяк Г. В., Колесник М. Ю. Особенности деформации и ротации миокарда у мужчин с артериальной гипертензией и разной степенью гипертрофии левого желудочка. Кардиология. 2014;54(6):9–14.

20. Kouzu H, Yuda S, Muranaka A, Do i T, Yamamoto H, Shimoshige S et al. Left ventricular hypertrophy causes different changes in longitudinal, radial, and circumferential mechanics in patients with hypertension: a two-dimensional speckle tracking study. J Am Soc Echocardiogr. 2011;24(2):192–199. doi: 10.1016/j.echo.2010.10.020

21. Bendiab NST, Meziane-Tani A, Ouabdesselam S, Methia N, Latreche S, Henaoui L et al. Factors associated with global longitudinal strain decline in hypertensive patients with normal left ventricular ejection fraction. EJPС. 2017;24(14):1463–1472. doi: 10.1177/2047487317721644

22. Sakiewicz W, Kuznetsova T, Kloch-Badelek M, Dhooge J, Ryabikov A, Kunicka K et al. Tissue Doppler indexes of left ventricular systolic function in relation to the pulsatile and steady components of blood pressure in a general population. J Hypertens. 2012;30(2):403–410. doi: 10.1097/HJH.0b013e32834ea41b

23. Kuznetsova T, Nijs E, Cauwenberghs N, Knez J, Thijs L, Haddad F et al. Temporal changes in left ventricular longitudinal strain in general population: Clinical correlates and impact on cardiac remodeling. Echocardiography. 2019:36(3):458–468. doi: 10.1111/echo.14246

24. Russo C, Jin Z, Elkind MS, Rundek T, Homma S, Sacco RL et al. Prevalence and prognostic value of subclinical left ventricular systolic dysfunction by global longitudinal strain in a community-based cohort. Eur J Heart Fail. 2014;16(12):1301–1309. doi: 10.1002/ejhf.154

25. Biering-Sørensen T, Biering-Sørensen SR, Olsen FJ, Sengeløv M, Jørgensen PG, Mogelvang R et al. Global longitudinal strain by echocardiography predicts long-term risk of cardiovascular morbidity and mortality in a low-risk general population: The Copenhagen City Heart Study. Circ Cardiovasc Imaging. 2017;10 (3):e005521. doi: 10.1161/CIRCIMAGING.116.005521

26. Peasey A, Bobak M, Kubinova R, Malyutina S, Pajak A, Tamosiunas A et al. Determinants of cardiovascular disease and other non-communicable diseases in Central and Eastern Europe: Rationale and design of the HAPIEE study. BMC Public Health. 2006;18(6):255–265. doi: 10.1186/1471-2458-6-255

27. Chen J, Cao T, Duan Y, Yuan L, Wang Z. Velocity vector imaging in assessing myocardial systolic function of hypertensive patients with left ventricular hypertrophy. Canadian J Cardiol. 2007;23(12):957–961. doi: 10.1016/S0828-282X(07)70857-7

28. Ikonomidis I, Tzortzis S, Triantafyllidi H. Association of impaired left ventricular twisting-untwisting with vascular dysfunction, neurohumoral activation and impaired exercise capacity in hypertensive heart disease. Eur J Heart Failure. 2015;17 (12):1240–1251. doi: 10.1002/ejhf.403

29. Saghir M, Areces M, Makan M. Strain rate imaging differentiates hypertensive cardiac hypertrophy from physiologic cardiac hypertrophy (athlete’s heart). J Am Soc Echocardiogr. 2007;20(2):151–157. doi: 10.1016/j.echo.2006.08.006

30. Monaster S, Ahmad M, Braik A. Comparison between strain and strain rate in hypertensive patients with and without left ventricular hypertrophy: a speckle-tracking study. Menoufia Med J. 2014;27(2):322. doi: 10.4103/1110-2098.141691

31. Galderisi M, Esposito R, Schiano-Lomoriello V, Santoro A, Ippolito R, Schiattarella P et al. Correlates of global area strain in native hypertensive patients: A three-dimensional speckle-tracking echocardiography study. Eur Heart J Cardiovasc Imaging. 2012;13 (9):730–738. doi: 10.1093/ehjci/jes026

32. Hensel K, Andreas Jenke A, Leischik R. Speckle-tracking and tissue-Doppler stress echocardiography in arterial hypertension: a sensitive tool for detection of subclinical LV impairment. BioMed Res Int. 2014;2014:472562. doi: 10.1155/2014/472562

33. Kuznetsova T, Herbots L, Richart T, D’hooge J, Thijs L, Fagard R et al. Left ventricular strain and strain rate in a general population. Eur Heart J. 2008;29(16):2014–2023. doi: 10.1093/eurheartj/ehn280

34. Dalen H, Thorstensen A, Aase S, Ingul C, Torp H, Vatten L et al. Segmental and global longitudinal strain and strain rate based on echocardiography of 1266 healthy individuals: the HUNT study in Norway. Eur Heart J. Cardiovascular Imaging. 2010;11 (2):176–183. doi: 10.1093/ejechocard/jep194

35. Saeki M, Sato N, Kawasaki M, Tanaka R, Nagaya M, Watanabe T et al. Left ventricular layer function in hypertension assessed by myocardial strain rate using novel one-beat realtime three-dimensional speckle tracking echocardiography with high volume rates. Hypertens Res. 2015;38(8):551–559. doi: 10.1038/hr.2015.47

36. Wang S, Hu H, Lu M, Sirajuddin A, Li J, An J et al. Myocardial extracellular volume fraction quantified by cardiovascular magnetic resonance is increased in hypertension and associated with left ventricular remodeling. Eur Radiol. 2017;27(11):4620–4630. doi: 10.1007/s00330-017-4841-9

37. Kang S, Lim H, Choi B, Choi S, Hwang G, Yoon M et al. Longitudinal strain and torsion assessed by two-dimensional speckle tracking correlate with the serum level of tissue inhibitor of matrix metalloproteinase-1, a marker of myocardial fibrosis, in patients with hypertension. J Am Soc Echocardiogr. 2008;21(8):907–911. doi: 10.1016/j.echo.2008.01.015


Для цитирования:


Рябиков А.Н., Гусева В.П., Воронина Е.В., Палехина Ю.Ю., Шахматов С.Г., Веревкин Е.Г., Холмс М.В., Бобак М., Малютина С.К. Продольная деформация миокарда левого желудочка по данным эхокардиографии в популяции: связь с артериальной гипертензией в зависимости от контроля артериального давления. Артериальная гипертензия. 2019;25(6):653-664. https://doi.org/10.18705/1607-419X-2019-25-6-653-664

For citation:


Ryabikov A.N., Guseva V.P., Voronina E.V., Palekhina Yu.Yu., Shakhmatov S.G., Verevkin E.G., Holmes M.V., Bobak M., Malyutina S.K. An association between echocardiographic left ventricle longitudinal strain and hypertension in general population depending on blood pressure control. "Arterial’naya Gipertenziya" ("Arterial Hypertension"). 2019;25(6):653-664. (In Russ.) https://doi.org/10.18705/1607-419X-2019-25-6-653-664

Просмотров: 193


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1607-419X (Print)
ISSN 2411-8524 (Online)