Preview

Артериальная гипертензия

Расширенный поиск
Том 22, № 6 (2016)
Скачать выпуск PDF
https://doi.org/10.18705/1607-419X-2016-22-6

ОБЗОР

536-550 3748
Аннотация
В связи с высокой распространенностью хронической болезни почек (ХБП) в настоящее время, а также рядом недостатков традиционных параметров оценки почечной функции в последние несколько лет все больше внимания уделяется поиску новых маркеров поражения почек для более ранней и точной диагностики начала ХБП. В представленном обзоре приведены данные литературы о традиционных маркерах поражения почек в сравнении с новыми биохимическими маркерами, отражающими в основном тубулоинтерстициальное повреждение почек, происходящее на более ранних этапах поражения почек, проанализирована возможность использования ряда биомаркеров, таких как липокалин, ассоциированный с желатиназой нейтрофилов, молекула почечного повреждения, цистатин С и печеночная форма белка, связывающая жирные кислоты, в ранней диагностике как острого, так и хронического поражения почек, в том числе при гипертензивной нефропатии.

ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

551-559 2228
Аннотация

Цель исследования — оценить распространенность артериальной гипертензии (АГ), осведомленность о наличии заболевания, параметры приема антигипертензивных препаратов (АГП) и контроль артериального давления (АД) среди взрослых жителей Красноярского края в рамках российского многоцентрового эпидемиологического исследования ЭССЕ-РФ.

Материалы и методы. Исследование включало в себя 1603 человека в возрасте 25–64 лет, отобранных путем случайной поквартирной выборки среди городского и сельского населения Красноярского края. Уровень АД определяли путем двукратного офисного измерения автоматическим тонометром Omron на правой руке в положении сидя. АГ считалась выявленной, если измеренное систолическое АД (САД) превышало 140 мм рт. ст. и/или диастолическое АД (ДАД) превышало 90 мм рт. ст., либо по результатам анкетирования выяснялось, что у обследуемого ранее обнаруживались высокие показатели АД и/или он принимал АГП. Эффективность лечения рассчитывалась как доля лиц, достигших целевых значений АД, среди принимающих АГП, а контроль АД — как доля достигших целевого АД среди всех обследованных с выявленной АГ.

Результаты. Распределение по полу среди обследованных в Красноярском крае составило 652 мужчины (40,7%) и 951 женщину (58,3%). Средний уровень САД оказался 133,4 ± 0,5 мм рт. ст., средний уровень ДАД — 82,9 ± 0,3 мм рт. ст. Средняя распространенность АГ среди обследованных в Красноярском крае составила 49,4%, что выше среднероссийских показателей (по данным 10 регионов) в рамках того же исследования (44,0%). Распространенность АГ среди мужчин — 56,3%, среди женщин — 43,7%. Выявлен значимо более высокий показатель распространенности среди сельского населения по сравнению с городским (63,4 ± 2,4% против 44,2 ± 1,5%, p < 0,01). Осведомленность среди обследованных лиц с АГ в Красноярском крае составила 77,9% (против 73,1% в среднем по России). АГП принимают 59,5% от всех лиц с АГ, из них лечатся эффективно 31,6%, что составляет 18,8% от всех лиц с повышенным АД. Целевой уровень АД в возрастной группе 25–34 года чаще достигается у мужчин. В других возрастных группах снизить АД до целевого уровня чаще удается женщинам. Однако статистически эти различия оказались незначимыми.

Заключение. Результаты проведенного эпидемиологического обследования свидетельствуют о том, что распространенность АГ в Красноярском крае выше, чем средние показатели по 10 регионам Российской Федерации, согласно материалам исследования ЭССЕ-РФ. У мужчин распространенность АГ значимо выше, чем у женщин. Среди сельских жителей распространенность АГ значимо выше по сравнению с городским населением. При достаточно высокой осведомленности о наличии АГ и большом проценте лиц с гипертензией, принимающих АГП, эффективность антигипертензивной терапии в достижении целевого уровня АД в Красноярском крае ниже общероссийского уровня (по данным ЭССЕ-РФ).

571-583 219
Аннотация

Цель исследования — оценить взаимосвязь предиабета и сахарного диабета (СД) с жесткостью артерий, оцененной посредством измерения сердечно-лодыжечного сосудистого индекса (СЛСИ).

Материалы и методы. Одномоментное исследование проведено в рамках многоцентрового эпидемиологического исследования «Эпидемиология сердечно-сосудистых заболеваний и их факторов риска в регионах Российской Федерации» (ЭССЕ-РФ) с марта по октябрь 2013 года. Объектом исследования явилась случайная популяционная выборка мужского и женского взрослого населения в возрасте 25–64 лет Кемеровской области. От каждого участника было получено письменное информированное согласие на проведение обследования. Стандартный протокол исследования ЭССЕ-РФ расширен дополнительным исследованием жесткости периферических артерий на аппарате VaSeraVS‑1000 (Fukuda Denshi, Япония) с автоматическим определением СЛСИ. В несколько этапов была сформирована выборка из 1619 человек, из нее исключены 2 пациента с СД 1‑го типа. Оставшиеся 1617 человек были разделены на три группы: группа 1 — пациенты с СД 2‑го типа (n = 272), группа 2 — пациенты с предиабетом — нарушением гликемии натощак, нарушением толерантности к глюкозе или их сочетанием (n = 44), группа 3 — лица без каких-либо подтвержденных нарушений углеводного обмена (n = 1301). Проанализированы клинико-анамнестические, лабораторные данные, показатели объемной сфигмографии (VaSera VS‑1000) в группах в зависимости от нарушений углеводного обмена.

Результаты. В настоящем эпидемиологическом исследовании СД 2‑го типа выявлен у 16,6% обследованных, предиабет — в 2,7% случаев. При сравнении клинико-анамнестических и лабораторных характеристик обращает на себя внимание следующая тенденция: пациенты с СД и предиабетом были сравнимы по большинству показателей, но значимо отличались от пациентов без нарушений углеводного обмена. Это касалось распространенности ишемической болезни сердца, артериальной гипертензии, ожирения, инсульта, болезней почек, показателей липидного спектра. Значения СЛСИ у лиц с предиабетом и СД были выше (7,7 и 7,6), чем у лиц без нарушений углеводного обмена (7,2; р = 0,009 и р < 0,001). Частота выявления патологического СЛСИ (> 9,0) была выше среди пациентов с предиабетом иСД (15,9% и 16,8%) по сравнению с лицами с нормогликемией (9,0%, р < 0,001). По результату корреляционного анализа, проведенного в общей выборке, СЛСИ положительно коррелировал с возрастом (r = 0,526, р < 0,001), мужским полом (r = 0,111, р < 0,001), наличием СД 2‑го типа (r = 0,128, р < 0,001), предиабета (r = 0,071, р = 0,002), уровнем общего холестерина (r = 0,190, р < 0,001), триглицеридов (r = 0,108, р < 0,001), холестерина липопротеинов низкой плотности (r = 0,186, р < 0,001), мочевой кислоты (r = 0,085, р < 0,001). СЛСИ отрицательно коррелировал со скоростью клубочковой фильтрации CKD-EPI (r = –0,461, р < 0,001). По результату регрессионного анализа значения СЛСИ были ассоциированы как с наличием СД (отношение шансов (ОШ) 1,18595%, доверительный интервал (ДИ) 1,100–1,276; p < 0,001), так и предиабета (ОШ 1,179 95% ДИ 1,008–1,380; р = 0,05).

Заключение. Предиабет в такой же степени, как и СД 2‑го типа, ассоциирован с факторами сердечно-сосудистого риска, в том числе с повышенной жесткостью артерий. Увеличение СЛСИ в популяционной выборке Западной Сибири ассоциировано как с СД 2‑го типа, так и с предиабетом.

СТРАНИЦА СОМНОЛОГА

560-570 2813
Аннотация

Цель исследования — определить гендерные различия влияния нарушений сна на риск развития артериальной гипертензии (АГ) в открытой популяции 25–64 лет в России/Сибири.

Материалы и методы. В рамках III скрининга программы ВОЗ «MONICA-психосоциальная» обследована случайная репрезентативная выборка населения обоего пола 25–64 лет Новосибирска в 1994 году (мужчины: n = 657, средний возраст — 44,3 ± 0,4 года, отклик — 82,1%; женщины: n = 689, средний возраст — 45,4 ± 0,4 года, отклик — 72,5 %). Программа обследования включала регистрацию социально-демографических данных, определение нарушений сна (тест Дженкинса). За 16‑летний период было выявлено 229 впервые возникших случаев АГ у женщин и 46 случаев — у мужчин. Для проверки статистической значимости различий между группами использовали: критерий «хи-квадрат» (χ 2 ) Пирсона. Для оценки риска развития (HR — hazard ratio) использовались однофакторная и многофакторная регрессионная модели пропорциональных рисков Кокса (Cox-regression). Во всех видах анализа различия считались значимыми при уровне значимости p ≤ 0,05.

Результаты. В открытой популяции населения 25–64 года у 48,6 % мужчин и 65,9 % женщин были зарегистрированы нарушения сна. Социальный градиент у мужчин и женщин с нарушениями сна характеризовался следующими особенностями: структура семейного положения существенно не различалась, однако вдовство увеличивало риск АГ больше у мужчин (HR = 14,6), чем у женщин (HR = 5,6). Низкий уровень образования был ассоциирован с нарушением сна в большей степени у женщин (83,3 %), чем у мужчин (53,7 %). Наблюдалось значимое увеличение частоты нарушений сна у женщин в сравнении с мужчинами в категориях руководителей среднего звена (78,3 % и 48,9 % соответственно) и среди инженерно-технических работников (63,2 % и 42,1 % соответственно). Риск развития АГ через 5, 10 и 16 лет был выше у мужчин (HR = 5,4, 2,68 и 1,2) с нарушениями сна, чем у женщин (HR = 4,35, 2,3 и 1,05).

Заключение. Установлено, что нарушения сна распространены больше у женщин, чем у мужчин. В то же время риск развития АГ в течение 5–16 лет при нарушениях сна у мужчин выше, чем у женщин.

ОРИГИНАЛЬНАЯ СТАТЬЯ

584-593 1674
Аннотация

Цель исследования — оценка эпидемиологической ситуации в отношении курения как одного из факторов риска артериальной гипертензии (18‑летняя динамика в популяции тюменских школьников) для разработки основных направлений профилактического вмешательства.

Материалы и методы. Проведено два одномоментных эпидемиологических исследования популяции школьников общеобразовательных школ города Тюмени, выбранных по методу случайных чисел с периодом 18 лет: первый — в 1986–1987 гг. (в рамках кооперативной программы), обследовано 3704 школьника (1836 мальчиков и 1866 девочек) 7–15 лет с откликом 93%, второй — в 2005–2006 гг., обследовано 2640 школьников (1308 мальчиков и 1332 девочки) 7–17 лет с откликом 87,7%, с применением аналогичных методов, оценкой артериального давления (АД). Отношение к курению оценивалось методом анонимного анкетирования.

Результаты. Распространенность курения в популяции тюменских мальчиков 7–17 лет составила 7,6%, в популяции девочек — 3,1%, пробовали курить 30,5% мальчиков и 21,2% девочек. Отмечено увеличение распространенности курения среди школьников с возрастом: к 17 годам курит каждый 5‑й мальчик и каждая 10‑я девочка. Среди мальчиков чаще отмечалась положительная установка на курение и неуверенность в отношении курения в дальнейшем, чем среди девочек. Также отмечена высокая распространенность пассивного курения среди детей. При изучении динамики отношения к табакокурению в популяции школьников было установлено, что современные дети проявляли интерес к курению в более раннем возрасте, отмечена высокая распространенность курения среди мальчиков и значительно возросла распространенность курения среди девочек 2‑го скрининга (р < 0,05). Установлена связь курения, как пассивного, так и активного, с уровнем АД у мальчиков и девочек.

Заключение. Данное исследование позволило установить эпидемиологическую ситуацию и мозаичную динамику в отношении распространенности курения в популяции школьников города Тюмени, которая требует незамедлительной разработки и внедрения эффективных мер по профилактике курения.

594-609 2528
Аннотация

Цель исследования — изучить особенности липидного, углеводного обмена, системы гемостаза и содержания адипокинов у лиц молодого возраста с абдоминальным ожирением (АО) и артериальной гипертензией (АГ) в возрастных подгруппах до и после 35 лет.

Материалы и методы. Исследование выполнено на пациентах обоего пола в возрасте от 20 до 45 лет (1‑я группа — контрольная, 2‑я груп- па — пациенты с изолированным АО, 3‑я группа — пациенты с метаболическим синдромом (МС), 4‑я группа — пациенты с АГ). В каждой группе было выделено по 2 подгруппы: пациенты в возрасте от 20 до 35 лет и пациенты в возрасте от 36 до 45 лет. Определяли лабораторные показатели углеводного, липидного обмена, системы гемостаза и уровень адипокинов — лептина и адипонектина.

Результаты. У пациентов молодого возраста с АО не обнаружено отличий в показателях липидного и углеводного обмена по сравнению с контрольной группой. Уровни лептина и D‑димера относительно группы 1 были повышены. У пациентов с МС в 20–45 лет дислипидемия характеризовалась повышением уровня общего холестерина, холестерина липопротеинов низкой плотности и триглицеридов и снижением холестерина липопротеинов высокой плотности по сравнению с контрольной группой. Содержание инсулина и значение HOMA-IR были выше, чем в группе 1. Концентрация лептина у пациентов с МС превышала его значения у пациентов группы сравнения, а уровень адипонектина был снижен. В системе гемостаза в группе 3 выявлено повышение концентрации фибриногена, снижение активности плазминогена, рост концентрации растворимых фибрин-мономерных комплексов, D‑димера и ингибитора активатора плазминогена 1‑го типа, а также активация антикоагулянтной системы. У пациентов с АГ определены изменения липидного и углеводного обмена в виде повышения концентрации общего холестерина, холестерина липопротеинов низкой плотности и глюкозы по сравнению с группой контроля. Установлено повышение концентрации D‑димера относительно группы 1.

Выводы. 1. У молодых пациентов с АО установлено повышение концентрации лептина в сыворотке крови в сравнении с пациентами без компонентов МС. 2. У пациентов с МС в возрасте 20–35 лет выявлены лабораторные признаки инсулинорезистентности. 3. У молодых пациентов с АГ в возрасте старше 35 лет уровень общего холестерина, холестерина липопротеинов низкой плотности, триглицеридов и лептина сопоставим с их содержанием при МС в соответствующем возрастном интервале. 4. У молодых пациентов с изолированным АО и изолированной АГ выявлены признаки активации коагуляционного и фибринолитического звеньев системы гемостаза, при метаболическом синдроме — в сочетании с компенсаторным повышением активности антикоагулянтного звена. 5. У пациентов с МС в возрасте 36–45 лет концентрация фибриногена повышена, а активность плазминогена снижена в сравнении с пациентами моложе 35 лет.

610-619 2733
Аннотация

Несмотря на достигнутые успехи в изучении артериальной гипертензии (АГ), она остается одним из важнейших заболеваний для системы здравоохранения ввиду высокого риска развития тяжелых кардиоваскулярных и цереброваскулярных катастроф со значительным вкладом в общий показатель смертности населения Российской Федерации. Представляет несомненный интерес изучение вклада АГ в тяжесть состояния пациентов с различными нозологиями, в том числе с заболеваниями системы крови. Так, наиболее частым проявлением патологии сердечно-сосудистой системы у больных истинной полицитемией (ИП) является АГ, которая встречается примерно у 60–80% больных и возникает на любом этапе заболевания, включая период клинико-гематологической ремиссии.

Целью исследования явилось изучение процессов микроциркуляции (МЦ) у больных ИП в сочетании с АГ с помощью метода лазерной допплеровской флоуметрии (ЛДФ).

Материалы и методы. Нами было обследовано 76 пациентов с ИП, из них у 49 пациентов ИП сочеталась с АГ. Микроциркуляторные нарушения оценивались с помощью метода лазерной ЛДФ. Обследование проводили по стандартной методике, включавшей три метода диагностики: ЛДФ, оптическую тканевую оксиметрию и пульсоксиметрию. Исследование уровня эндотелина‑1 (ЭТ‑1) проводилось с помощью иммуноферментного анализа.

Результаты. Уровень эндотелина‑1 у обследуемых пациентов был значимо выше (p < 0,05), чем в группе контроля (2,40 ± 0,49 и 1,52 ± 0,50 фмоль/мл соответственно). При этом у пациентов с ИП выявлен преимущественно спастический тип МЦ. При проведении корреляционного анализа в группе больных ИП в сочетании с АГ выявлена взаимосвязь уровня ЭТ‑1 с индексом удельного потребления кислорода в ткани (I) (r = 0,67, p = 0,025). Наличие корреляции между уровнем ЭТ‑1 с параметром I в группе пациентов с ИП в сочетании с АГ дает нам возможность использовать показатель I как диагностический критерий наличия дисфункции эндотелия у наблюдаемых пациентов.

Выводы. Оценка уровня эндотелина‑1 и определяемые методом ЛДФ показатели не только отражают наличие изменений в микроциркуляторном русле, обусловленных как истинной полицитемией, так и сопутствующей АГ, но и позволяют судить о характере этих изменений.

620-628 2973
Аннотация

Актуальность. Сосудистые заболевания головного мозга представляют важнейшую медико-социальную проблему, так как занимают одно из первых мест в структуре общей смертности и инвалидности населения в России.

Целью настоящей работы являлось изучение демографических показателей, структуры и факторов риска мозгового инсульта по данным территориально-популяционного Регистра инсульта Республики Коми.

Материалы и методы. Методом поперечного исследования нами проанализировано 15496 случаев острого нарушения мозгового кровообращения (ОНМК), внесенных в территориально-популяционный Регистр инсульта Республики Коми в течение 83 месяцев.

Результаты. В группе преобладают женщины. Среди пациентов с ОНМК наибольшее число больных было зарегистрировано весной. По месяцам различия статистически значимы — наибольшее число пациентов отмечено в январе. Первое место среди факторов риска ишемического ОНМК занимает артериальная гипертензия (АГ), среди пациентов с АГ наблюдается значимое преобладание женщин. Пациенты с АГ значимо старше, чем пациенты с нормальным уровнем артериального давления. То же самое можно сказать и о пациентах с кардиологической патологией. ОНМК по ишемическому типу встречаются в 10 раз чаще, чем ОНМК по геморрагическому типу. Смертность от геморрагического ОНМК превышает смертность от ишемического в 5 раз.

Заключение. Число инсультов, выявляемых в республике Коми, постепенно снижается. Летальность от инсульта в целом также медленно падает.

629-637 2048
Аннотация

Актуальность. Нарушения дыхания во время сна (НДС) встречаются у 9–24% взрослого населения, достигая существенно более высоких показателей при ряде соматических заболеваний и усугубляя их течение. Раннее выявление НДС может способствовать улучшению прогноза и контроля соматической патологии.

Цель исследования— оценить прогностическое значение скрининговых тестов, используемых в медицинской практике для оценки НДС в общей популяции.

Материалы и методы. За целевую популяцию взята выборка жителей Санкт-Петербурга, участвовавших в исследовании ЭССЕ-РФ в количестве 1417 человек, из них на углубленное исследование с оценкой показателей сна согласилось 136 человек. В ходе исследования была проведена объективная и субъективная оценка наличия НДС с использованием опросника качества сна; шкалы сонливости Эпворта; Питтсбургского опросника для определения индекса качества сна; 49 пациентам выполнено полное полисомнографическое исследование (Embla N7000, Natus, США).

Результаты. НДС выявлены у 18 из 49 обследованных. При сравнении с объективными данными предсказательная ценность для выявления НДС составила 1,28 (χ 2 = 1,67; р = 0,19) для вопроса о наличии храпа; 3,9 (χ 2 = 6,4; р = 0,011) для вопроса о наличии апноэ во сне; 3,9 (χ 2 = 9,3; р = 0,002) для высокого риска апноэ по Берлинскому опроснику; 2,9 (χ2 = 3,3; р = 0,07) для жалоб на храп по Питтсбургскому опроснику; 1,2 (χ2 = 0,05; р = 0,8) для вопроса о наличии дневного сна; 1,2 (χ2 = 1,4; р = 0,2) для повышенной сонливости и 7 (χ 2 = 4,93; р = 0,026) для умеренной и тяжелой дневной сонливости по шкале сонливости Эпворта.

Выводы. Наличие синдрома обструктивного апноэ во время сна с достаточно высокой долей вероятности можно установить по данным субъективных опросников по жалобам на остановки дыхания во сне и по высокой сонливости, но не по жалобам на храп. Субъективные опросники, направленные на оценку НДС, могут быть использованы лишь для определения стратегии дальнейшего диагностиче- ского поиска, однако на них нельзя опираться при дифференциальной диагностике.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1607-419X (Print)
ISSN 2411-8524 (Online)