Preview

Артериальная гипертензия

Расширенный поиск
Том 24, № 2 (2018)
Скачать выпуск PDF
https://doi.org/10.18705/1607-419X-2018-24-2

132-144 168
Аннотация

В статье рассматриваются основные задачи психологического вмешательства у пациентов с артериальной гипертензией (АГ) и предгипертензией. Анализируются исследования эффективности психологических вмешательств в предупреждении АГ, снижении артериального давления (АД) и повышении приверженности лечению пациентов при АГ, в профилактике и коррекции ее психопатологических осложнений. Показано, что по результатам методологически строгих исследований психокоррекционные методы, применяемые в лечении и профилактике АГ, в целом не имеют достаточно высокой эмпирически подтвержденной эффективности. Наименее убедительны данные в пользу применения психологических методов в профилактике АГ, в то же время отдельные методы демонстрируют эффективность в решении задачи снижения АД и обеспечения приверженности лечению при АГ. Доказана эффективность психологических вмешательств в предупреждении и замедлении развития когнитивных нарушений сосудистого генеза, однако в соответствующих исследованиях не учитывался фактор АД. В статье анализируются возможные объяснения ограниченной эффективности психологических вмешательств при АГ по данным современных метааналитических работ и перспективы развития данного направления исследований.

 

145-150 134
Аннотация

Повышенная реактивность артериального давления (АД) на стресс (стресс-реактивность) является, пожалуй, одной из центральных патогенетических теорий, а также одним из важнейших предвестников клинических симптомов сердечно-сосудистых заболеваний. Как показали исследования последних лет, применение различных видов нагрузочных тестов у здоровых людей и больных артериальной гипертензией позволяет получать важную дополнительную информацию не только о функциональном состоянии и резервных возможностях сердечно-сосудистой системы, но в ряде случаев оценить прогноз и риск развития заболевания. В статье представлен обзор литературных данных и многолетних собственных наблюдений, посвященных взаимосвязи повышенной стресс-реактивности с факторами риска, состоянием сосудистой стенки, сердечно-сосудистым прогнозом. Выявленные особенности создают более полную картину патогенетических влияний стресс-реактивности и в перспективе позволят составлять индивидуальный прогноз развития сердечно-сосудистого заболевания с последующей разработкой эффективных профилактических программ.

 

151-161 123
Аннотация

Цель работы — изучить взаимосвязи психоэмоционального стресса, метаболических характеристик и структурно-функциональных показателей сердца и сосудов у мужчин с артериальной гипертензией (АГ). Материалы и методы. В исследование включено 120 мужчин, из них 70 человек с АГ I–II стадии (средний возраст 21,4 ± 2,3 года, mean ± SD) и 50 практически здоровых лиц (средний возраст 21,5 ± 1,4 года, mean ± SD). Всем обследуемым проводились исследование гормональных, липидных, иммунологических показателей венозной крови натощак, ультразвуковое исследование сердца и сосудов, измерение артериального давления по стандартной процедуре, суточное мониторирование артериального давления, а также анкетирование с помощью психологических опросников. Результаты. У молодых мужчин с АГ выявлены значимо высокие уровни кортизола, интерлейкина‑6, холестерина липопротеинов низкой плотности, индекса атерогенности. Для призывников с АГ оказались характерны: преобладание компонентов личностной тревожности, определенные копинг-стратегии (дистанцирование, самоконтроль, принятие ответственности). Выявленные ассоциации психологических и структурно-функциональных показателей сердца и сосудов могут оказаться полезными при планировании программ ранней профилактики кардиоваскулярного ремоделирования у пациентов с АГ. Заключение. При раскрытии психосоматических соотношений появляется возможность выяснять факторы и механизмы перехода нормы в патологию, развивать и реализовывать новые направления превентивной медицины на индивидуальном и популяционном уровнях, методы взаимодействия врачей психиатрической службы, медицинских психологов и врачей-интернистов.

 

162-173 97
Аннотация

Цель исследования — оценить роль психологических, соматических факторов в развитии гипертрофии левого желудочка (ГЛЖ) в когорте лиц без артериальной гипертензии (АГ) и дать количественную оценку их влияния на указанный феномен. Материалы и методы. В исследование включено 107 практически здоровых лиц трудоспособного возраста из организованной популяции, из них 46 мужчин (средний возраст 43,7 ± 11,5 года, mean ± SD) и 61 женщина (средний возраст 43,1 ± 10,1 года, mean ± SD). Всем обследуемым проводилось измерение артериального давления по стандартной процедуре, анкетирование с помощью стандартизованных психологических опросников, исследование структурных изменений миокарда с применением эхокардиографии, а также определение уровня метаболических (гормональных, иммунологических, биохимических) показателей венозной крови натощак. Результаты. Лица с ГЛЖ характеризовались значимо большим уровнем депрессии, накопленного стресса, социальной фрустрированности, сниженной самооценкой здоровья и жизнестойкости. В группе с ГЛЖ значимо чаще применяют стратегию избегания при более редком использовании стратегий планирования решения проблемы и поиска социальной поддержки. Положительную корреляцию с индексом массы миокарда левого желудочка показали: рост (r = 0,56); площадь поверхности тела (r = 0,54); отношение окружность талии / окружность бедер (r = 0,62); концентрации триглицеридов (r = 0,58); холестерина липопротеинов очень низкой плот- ности (r = 0,58) (n = 41; p ≤ 0,001). Величина индекса массы миокарда левого желудочка у практически здоровых лиц без АГ определяется 4 факторами: уровень аполипопротеинов‑В, отношение окружность талии/окружность бедер, уровень конечных продуктов свободнорадикального окисления липидов, а так- же стаж курения. Заключение. Особенности личностного реагирования, обусловливающие повышенную восприимчивость к стрессогенным воздействиям, определяют характер и выраженность стресс-реакций, их метаболическое и гормональное сопровождение. ГЛЖ у лиц без АГ ассоциирована с особенностями личности, определяющими характер многоуровневого реагирования (соматического, гормонального, биохимического).

 

174-182 100
Аннотация

Актуальность. Стратегия, направленная на снижение суммарного сердечно-сосудистого риска, предполагает усиление внимания на личность пациента и формирование у него мотивации к изменению образа жизни. Недостаточная приверженность лечению и особенности стресс-совладающего поведения курящих пациентов с артериальной гипертензией (АГ) свидетельствуют о необходимости усовершенствования подхода к терапевтическому обучению и включению в программу обучения не только информации о стрессе, но и о вариантах стресс-совладающего поведения. Цель исследования — определить эффективность оптимизированного терапевтического обучения в коррекции модифицируемых факторов у курящих пациентов с АГ. Материалы и методы. Было обследовано 102 курящих пациента — мужчин с АГ, из них 52 курящих мужчины (средний возраст 48,5 ± 1,05 года) с давностью выявления АГ 7,9 ± 0,52 года и стажем курения — 18,0 ± 1,16 года, обучившихся по оптимизированной программе школы АГ, и 50 курящих мужчин (средний возраст 49,7 ± 1,04 года) с давностью выявления АГ 7,6 ± 0,47 года и стажем курения — 19,2 ± 0,85 года, проходивших обучение в школе АГ по типовой структурированной программе. Усовершенствование программы обучения в Школе АГ заключалось в организации личностно-ориентированного обучения в рамках Школы АГ и введении в обучающий процесс модифицированного занятия по стрессу. Результаты. Определена эффективность оптимизированного терапевтического обучения у курящих пациентов‑мужчин с АГ. Выявлены преимущества усовершенствованного терапевтического обучения перед типовым структурированным обучением в отношении коррекции модифицированных факторов риска при работе с курящими пациентами с АГ. Оптимизированное терапевтическое обучение позволяет поддерживать целевой уровень артериального давления, уменьшить интенсивность курения, снизить степень никотиновой зависимости и содержание триглицеридов, расширить диапазон используемых вариантов стресс-совладающего поведения. Выводы. Включение в программу терапевтического обучения курящих пациентов с АГ модифицированного занятия по стрессу и личностно-ориентированной модели терапевтического обучения повышает эффективность коррекции модифицируемых факторов риска.

183-192 97
Аннотация

Цель исследования — определить влияние стресса в семье и на рабочем месте на риск развития (РР) артериальной гипертензии (АГ) в открытой популяции среди женщин 25–64 лет в течение 16 лет. Материалы и методы. В рамках программы ВОЗ “MONICA-psychosocial” в 1994 году была обследована случайная репрезентативная выборка женщин в возрасте 25–64 лет (n = 870, средний возраст — 45,4 ± 0,4 года) — жительниц одного из районов Новосибирска. Отклик составил 72,5%. Стресс на рабочем месте был изучен с использованием шкалы Карасека, стресс в семье — при помощи шкалы «Знание и отношение к своему здоровью». После исключения лиц с выявленной сердечно-сосудистой патологией (АГ, ишемическая болезнь сердца, инсульт) и сахарным диабетом на скрининге в анализ были включены 560 женщин. В течение 16‑летнего периода (1994–2010 годы) в когорте исследовали все впервые возникшие случаи АГ. Кокс-пропорциональная регрессионная модель (Cox-regression) использовалась для оценки РР с учетом различного временного интервала. Результаты. Распространенность выраженного уровня стресса в семье и на рабочем месте в открытой популяции среди женщин 25–64 лет составила 20,9 и 31,6% соответственно. Высокие уровни стресса ассоциированы с низкой самооценкой здоровья, высокой частотой жалоб, недостаточной информированностью о методах профилактики. Несмотря на более высокую распространенность стресса на работе, в течение 16 лет РР АГ в 1,39 раза выше у женщин со стрессом в семье, в то время как ассоциированный с работой стресс существенно увеличивает РР АГ в 1,28 раза. Частота возникновения АГ была выше у замужних женщин, испытывающих стресс в семье и на работе, с более высоким уровнем образования, в категории «руководитель» и «физический труд». Заключение. Установлена значительная распространенность высоких уровней стресса как в семье, так и на рабочем месте, с превалированием его на работе среди женщин 25–64 лет. В то же время РР АГ выше при стрессе в семье, чем на работе. РР АГ в течение 16 лет у женщин с выраженным уровнем стресса связан с социальным градиентом.

 

193-205 239
Аннотация

Цель исследования — анализ распространенности повышенного артериального давления (АД) у детей школьного возраста (7–17 лет) Санкт-Петербурга по данным электронных протоколов аппаратно- программного комплекса диспансерного осмотра (АКДО) в 2009–2013 годах. Материалы и методы. Проведен сбор данных электронных протоколов АКДО 4618 детей (47,8% мальчиков) от 7 до 17 лет за период с 2009 по 2013 годов. Возраст мальчиков составил 12,81 ± 0,05 года; Me = 13,2 года, девочек — 12,95 ± 0,05 года; Me = 13,3 года. Ввод данных и определение процентилей роста, артериального давления осуществлялись с применением математического обеспечения. Выделены градации систолического АД (САД) и диастолического АД (ДАД): высокое нормальное, артериальная гипертензия (АГ) 1‑й степени и АГ 2‑й степени. Результаты. У 10,3% детей школьного возраста выявлено высокое нормальное АД, у 8,7% — АГ 1‑й степени, у 1% — АГ 2‑й степени. В структуре распределения детей по градациям АД между мальчиками и девочками различий не выявлено. Доля мальчиков с более высокими градациями АД статистически значимо повышалась с увеличением возраста детей. У девочек статистически значимой связи между возрастом и градациями АД не отмечено. Распространенность повышенного САД составила 12,7%. Доля детей с высоким нормальным САД была 6,1%; САД, соответствующее 1‑й степени АГ, — 5,9%; САД, соответствующее 2‑й степени,— 0,7%. Доля случаев с более высокими градациями САД больше как в общей выборке, так у мальчиков и у девочек. Только у мальчиков наблюдалось увеличение частоты встречаемости систолической АГ в старшем возрасте. Распространенность повышенного ДАД — 12,4% (высокое нормальное ДАД — 7,5%; ДАД, соответствующее 1‑й степени АГ, — 4,5%; ДАД, соответствующее 2‑й степени,— 0,4%). Градации ДАД не коррелировали с возрастом детей. Заключение. У 20% детей школьного возраста (у мальчиков — 19,4%, у девочек — 20,6%) выявлено повышенное АД. Учет трендов распространенности АГ у детей позволит оптимизировать медико-организационные подходы к лечебно-профилактическим мероприятиям.

206-216 115
Аннотация

Актуальность. Являясь фоном для таких заболеваний, как инфаркт миокарда и церебральный инсульт, артериальная гипертензия (АГ), протекающая на фоне метаболического синдрома, является важным модифицируемым фактором риска, управление которым представляет актуальную задачу современной профилактической медицины. Возможным решением данной задачи может являться модуляция биохимической активности иммунокомпетентных клеток, играющих важную роль в прогрессировании атеросклероза и поддержании воспалительной реакции сосудистой стенки. Одним из факторов, оказывающих регулирующее воздействие на молекулярные процессы в клетках, в том числе определяющих активность сигнальных путей и чувствительность клеток к провоспалительным сигналам, является низкоинтенсивное электромагнитное излучение частотой 1 ГГц. Учитывая важность проблемы повышения эффективности коррекции дислипопротеинемии, инсулинорезистентности и субклинического воспалительного процесса сосудистой стенки у таких больных, целью настоящего исследования являлось изучение возможности использования в комплексном лечении больных АГ низкоинтенсивной микроволновой терапии для коррекции биохимических показателей метаболического синдрома. Материалы и методы. В ходе рандомизированного двойного слепого контролируемого клинического исследования обследовано 60 пациентов обоего пола с АГ в возрасте от 45 до 55 лет, поступивших в клинику на плановое лечение. Пациенты группы сравнения (n = 30) получали медикаментозное лечение согласно клиническим рекомендациям, пациенты основной группы (n = 30) дополнительно к медикаментозному лечению получали физиотерапию микроволновым излучением частотой 1 ГГц аппаратом «Акватон». Контрольную группу составили 15 практически здоровых лиц, сопоставимых по возрасту. В ходе исследования в сыворотке крови обследуемых лиц методом иммуноферментного анализа определяли уровень инсулина, глюкагона, апоА1 и апоВ100. Оценка выраженности воспалительной реакции проводилась посредством определения С‑реактивного белка (СРБ) высокочувствительным методом. Результаты. У пациентов с АГ, в сравнении с практически здоровыми лицами, отмечалось повышение уровня инсулина на 23,0% (p = 0,051), апоВ100 на 35,1% (p = 0,001), СРБ на 43,4% (p = 0,05), сопровождавшееся снижением уровня глюкагона на 5,0% (p = 0,8) и апоА1 на 32,8% (p = 0,000002). Проведенный анализ показал, что в группе больных, получавших медикаментозную терапию, имело место повышение уровня глюкагона в среднем на 2,2% (p = 0,018), апоА1 на 0,96% (p = 0,063), инсулина на 3,5% (p = 0,11) при снижении уровня апоВ100 в среднем на 2,7% (p = 0,083) и СРБ на 2,4% (p = 0,18). У пациентов, дополнительно получавших низкоинтенсивную микроволновую терапию, уровень глюкагона в сыворотке крови повышался в среднем на 1,3% (p = 0,028), апоА1 на 11,1% (p = 0,028), при снижении концентрации инсулина в плазме на 5,1% (p = 0,06), апоВ100 на 5,4% (p = 0,015) и СРБ на 5,3% (p = 0,05). Значимого влияния микроволн на показатели центральной гемодинамики выявлено не было. Выводы. У пациентов, получавших низкоинтенсивную микроволновую терапию, отмечено более выраженное повышение уровня апоА1, а также снижение уровня инсулина, апоВ100 и СРБ. Показатель числа больных, которых необходимо лечить, для достижения запланированного эффекта лечения в случае применения микроволновой терапии в отношении динамики апоА1 составило 2,0, инсулина — 3,7, апоВ100–5,5, СРБ — 5,8. Таким образом, у больных АГ, сочетающейся с метаболическим синдромом, микроволновая терапия оказывает благоприятное воздействие на метаболические процессы, не влияя на показатели центральной гемодинамики.

 

217-222 165
Аннотация

В статье обобщены и представлены данные об историческом опыте применения медицинских пиявок, насчитывающем более 30 веков. Изучена историко-эмпирическая база применения гирудотерапии в мировой практике. Изучены особенности применения гирудотерапии в разных странах (США, Европа, Россия) в настоящее время. Терапевтические эффекты гирудотерапии в клинической практике объясняются хорошо изученным на сегодняшний день составом слюны медицинской пиявки и рефлекторным воздействием на организм на местном и общем уровнях, возникающим в момент кровососания и кровоизвлечения. Проанализированы патогенетические механизмы действия гирудотерапии. Гирудотерапия способна уменьшать процессы ишемии, гипоксии и нормализовать микроциркуляцию. Дан обзор эффективного применения гирудотерапии в разных группах больных с цереброваскулярными заболеваниями. Проанализирован ряд научно обоснованных работ, подтверждающих эффективность этого метода в лечении пациентов с гипертонической болезнью, хроническим нарушением мозгового кровообращения, в остром периоде ишемического инсульта, при постинсультной реабилитации. Доказательная база эффективности гирудотерапии при нарушениях мозгового кровообращения представляется достаточной для того, чтобы использовать гирудотерапию как метод комплементарной медицины в комплексном лечении цереброваскулярных заболеваний и для профилактики острых нарушений мозгового кровообращения.

223-236 202
Аннотация

Цель исследования — оценить уровень различных более ранних и стандартных биомаркеров почечного повреждения у больных артериальной гипертензией (АГ) различной степени тяжести и длительности и сопоставить с уровнем у практически здоровых лиц. Материалы и методы. Были обследованы 92 пациента (46 мужчин) с АГ, средний возраст которых составил 50,7 ± 12,2 года, впоследствии разделенных на 4 группы в зависимости от степени тяжести АГ: АГ 1‑й степени (n = 24), АГ 2‑й степени (n = 26), АГ 3‑й степени (n = 17) и резистентная АГ (n = 25) и практически здоровые лица в количестве 34 человек (16 мужчин), средний возраст которых составил 49,9 ± 11,4 года. Для оценки поражения почек пациентам основной и контрольной групп выполнялись: измерение цистатина С и креатинина в сыворотке крови, определение маркеров поражения почек в суточной моче — NGAL, KIM‑1 и L‑FABP и уровня альбуминурии. Расчет скорости клубочковой фильтрации (СКФ) проводился по уровню креатинина и цистатина С сыворотки крови при помощи расчетных формул MDRD и CKD-EPI (СКФ_CKD-EPI_CysC, СКФ_CKD-EPI_CysC_Cr). Инструментальное обследование включало в себя измерение «офисных» значений артериального давления (АД), суточное мониторирование АД (СМАД) с использованием прибора SpaceLabs (SpaceLabs Medical, США), оценку центрального аортального давления (ЦАД) методом аппланационной тонометрии — с помощью прибора SphygmoCor (AtCor Medical, Сидней, Австралия). Результаты. Пациенты контрольной группы и пациенты с АГ значимо различались по уровню креатинина крови, СКФ и альбуминурии, однако значения креатинина крови оставались в пределах нормальных значений, несмотря на увеличение степени тяжести АГ, а повышение альбуминурии наблюдалось только у пациентов с тяжелой АГ. У пациентов с АГ отмечался существенно более высокий уровень цистатина С в крови по сравнению с группой контроля, что встречалось уже у пациентов с АГ 1‑й и 2‑й степени, и его повышение отмечалось чаще, чем повышение уровня креатинина крови и альбуминурии. Также было отмечено значимое снижение функции почек у пациентов с АГ по сравнению с контрольной группой по данным СКФ_CKD-EPI_CysC и СКФ_CKD-EPI_CysC_Cr. Данные биомаркеры у пациентов с АГ были ассоциированы с уровнем «офисного» систолического АД (САД), систолического ЦАД (ЦАДс) и диастолического ЦАД (ЦАДд) и со многими показателями СМАД. Сравнительный анализ показателей NGAL и KIM‑1 в суточной моче не выявил значимых различий между группой здоровых лиц и пациентов с АГ, в том числе и с увеличением степени тяжести АГ, однако в группе пациентов с тяжелой АГ уровень KIM‑1 в моче был ассоциирован с показателями «офисного» САД, среднесуточного диастолического АД (ДАД) и показателями ЦАДс и ЦАДд. В то же время значимое увеличение уровня L‑FABP в моче было отмечено в группе с начальной АГ по сравнению с группой контроля, и дальнейшее увеличение его концентрации у пациентов с тяжелой АГ, а также ассоциация уровня L‑FABP с показателями «офисного» САД и ДАД, ЦАДс и ЦАДд и показателями СМАД. Выводы. Сочетанное определение креатинина и цистатина С в сыворотке крови, а также расчет СКФ по формуле CKD-EPI является более точным методом определения стадии хронической болезни почек, в том числе гипертензивной; уровень L‑FABP в моче может рассматриваться как наиболее ранний биомаркер поражения почек при АГ, отражающий прогрессирование тубулоинтерстициального повреждения почечной ткани.

237-245 191
Аннотация

Цель исследования — oценить антигипертензивную эффективность назначения периндоприла аргинина и индапамида ретард в режиме хронотерапии у пациентов с ночной артериальной гипертензией (АГ). Материалы и методы. В региональную программу «Хронос» открытого, многоцентрового, обсервационного, несравнительного исследования включено 196 пациентов с ночной АГ. В обследование были включены больные АГ 2‑й степени (59,4%) и 3‑й степени (40,6%). При включении в программу вместо текущей антигипертензивной терапии назначался периндоприла аргинин 10мг на ночь и индапамид ретард 1,5 мг утром. Длительность наблюдения составила 3 месяца, контроль эффективности и переносимости терапии проводился через 2 недели, 1 и 3 месяца лечения. Измерение артериального давления (АД) про- водили методом Короткова. Статистическая обработка материала проводилась при помощи программ Microsoft Excel 2012, Statsoft Statistica 10.0. Результаты. В дневные часы медиана систолического АД при включении составила 165,5 (160; 180) мм рт. ст., диастолического АД — 100 (90; 100) мм рт. ст. На фоне лечения периндоприла аргинином и индапамидом ретард уже через 2 недели терапии зарегистрировано статистически значимое (p < 0,05) снижение АД как в дневные, так и в вечерние часы, положительная динамика сохранялась в течение всего времени наблюдения в программе «Хронос». 7 пациентам, которые не достигли целевого АД через 1 месяц приема комбинированной терапии, дополнительно назначались антигипертензивные препараты других классов. Выводы. У всех участников программы выявлено снижение АД как в утреннее, так и в вечернее время. У 73% пациентов отсутствовали утренние подъемы АД. В 60% случаях удалось нормализовать АД у пациентов с резистентной до этого АГ. Переносимость периндоприла аргинина в сочетании с индапамидом ретард хорошая.

246-256 236
Аннотация

В обзоре представлены данные о роли вариабельности артериального давления как нового фактора риска и ее прогностической значимости у пациентов с артериальной гипертензией в сочетании с ишемической болезнью сердца. Рассмотрены современные принципы расчета вариабельности артериального давления, ее классификация. Обсуждаются подходы к дифференцированному выбору антигипертензивных препаратов у больных артериальной гипертензией и ишемической болезнью сердца. Приоритетное внимание уделено возможности применения ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента и антагонистов кальция у данной категории пациентов, а также их комбинаций. Приведена доказательная база положительного влияния периндоприла и амлодипина, а также их фиксированной комбинации на вариабельность артериального давления и снижение риска сердечно-сосудистых осложнений при артериальной гипертензии в сочетании с ишемической болезнью сердца, в том числе в реальной клинической практике.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1607-419X (Print)
ISSN 2411-8524 (Online)